Книги от автора. Легендарный «Дурдиль». Скандальный «Егорушка».

Андрей Куц — книги, читать: «Дурдиль», «Егорушка», «Чудовище внутри меня», «Хроники частного сыска» и др., — официальный сайт автора.

«Нам никогда не будет покоя на этой прекрасной земле. Никто не пойдёт нам на встречу — не простит нас, не примет. Мы всегда будем гонимы и истязаемы». — «Дурдиль», Часть 3, глава 86.

Получить книги 

«ДУРДИЛЬ»

815 000 знаков или 496 стр.

  

 

  

Читать книгуЧитать книгу на andreykuts.ru                    Узнать подробностиЕщё больше информации о книге

 

                    

 

                                            

 

«ЕГОРУШКА»

830 000 знаков или 502 стр.

   

 

Читать книгуЧитать книгу на andreykuts.ru                    Узнать подробностиЕщё больше информации о книге

 

                    

 

                                            

 

                     

                    

 

«ХРОНИКИ ЧАСТНОГО СЫСКА»
308 000 знаков

 

Читать книгуЧитать книгу на сайте andreykuts.ru                    Узнать подробностиЕщё больше информации о книге

 

                                            

 

«ЧУДОВИЩЕ ВНУТРИ МЕНЯ»
360 000 знаков

  

 

 

Читать книгуЧитать книгу на сайте andreykuts.ru                    Узнать подробностиЕщё больше информации о книге

 

                                            

 

Цитаты из книг

 

 

Ему открылось невообразимо красивое зрелище: над всеми Устюгами — от края до края леса и до самой речки Дульки, — во всё сгущающейся темноте вечера, летали светящиеся хлопья. Все окна в домах были чёрными, поэтому было не видно, как в некоторые из них смотрят люди, удивляясь причудливым, неторопливым в движении, висящим и не падающим, светящимся «снежинкам». Возле восточной линии леса горели костры, мелькали фигуры, трещали деревья. Людей, работающих там, больше не заботило то, что продолжало твориться над северной частью леса: не беспокоил их Смерч, застывший на месте огромным столбом. «Дурдиль»
Длинная змея, сформированная таким вот разнородным людом, тянулась по деревенской дороге, уползая во мрак леса, в глухую, непроглядную темень. А в небе куда-то стремительно бежали грузные клокастые облака. Над людьми кружили жёлтые хлопья, — они, как могли, освещали им путь. Людей было много: может, триста, а может, четыреста человек! Все они двигались в едином порыве. В голове этой искрящейся змеи сиял и позвякивал колокольчик, привязанный на конце высоко поднятой палки или, как предпочёл бы сказать Кирилл Мефодич, на высоко поднятом посохе. «Дурдиль»
Но существо не уходило. Оно стояло у изножья кровати и покачивалось, как от лёгкого утреннего ветра. Оно испускало бледный свет и упрямо смотрело на мальчика, а за окном плавали хлопья-снежинки. «Дурдиль»

 

Паша хотел оставить кровавое пиршество, но дверь дома отворилась, и на пороге показался мужик с чугунной сковородой в руке, в белой майке, в длинных трусах и в белых валенках, заправленных в калоши. За его спиной возникло женское лицо, искажённое мольбой: женщина тянула мужчину назад, не позволяя связываться с безумцем. «Дурдиль»

Ему всё чудились овчарки. Они рыскали на длинных поводках. Они жарко дышали и неудержимо рвались вперёд. Они подвизгивали и срывались на лай, и рычали. Они бежали, а высокая трава – кукуруза? – мельтешила, шурша. Он тоже бежал, задыхаясь, выбившись из сил, падая и поднимаясь, бежал и не верил в свой успех. Но гонка была неравной. В очередной раз повалившись на руки, заработав ногами, предательски скользящими по вязкой жиже, стараясь подняться, он почувствовал позади горячее дыхание, – на него кинулись псы. Он укрыл голову руками, сжался и истошно закричал.

Бобров часто дышал, просыпаясь тогда в ужасе. Он таращился в небо, утопая в нём, проваливаясь в густоту звёзд, кружась вместе с ними, и долго, как ему казалось, всякий раз соображал: он кричал только во сне или тот его крик был реальным и вырывался в ночь, летя над кукурузным полем? Уносясь к деревушке. Только не это! «Егорушка»

«Куда же пропали эти бесовские отродья?» – Жора исходил ненавистью и злобой. Он метался по своему закутку в поле, как зверь в клетке. Он, рыча, упираясь ногами в землю, со всей остающейся в нём мощью, тянул то одну, то другую цепь, вновь и вновь испытывая их и их крепления на прочность. От безнадёжности, не продвинувшись ни на вершок в попытках приблизить свободу, он, грязно понося тех выродков, которые народили на свет бесенят, способных посадить на цепь его, Жору, кидал цепь наземь и подскакивал, сгибаясь в пояснице и со всей дури ударяя ладонями по ляжкам – и стонал от боли, и некоторое время баюкал ноющие руки и ляжки, потирая их друг о дружку… успокоенный сидел на мокрой подстилке перед шалашом… и снова начинал расхаживать взад-вперёд, распаляя ненавистью и отчаянием очередной приступ ярости. «Чёрт! Чёрт! Где же они?» – недоумевал он, теряя терпение, и начинал выходить из себя, ярясь. «Егорушка»
…неказистый маленький мужчина находился у самого края поля, в кукурузе, – он смотрит на неё. Он старается привлечь её внимание. Он её приманивает! А возле кукурузы – темно. А в ней…
«О, боже! В ней – совсем темно!»
Страшно.
Ноги трясутся.
Руки трясутся.
Язык не слушается.
Во рту прямо-таки онемело всё. «Егорушка»

 

– Позвольте мне вдарить ему по башке палкой? – с готовностью предложил ребятам Митя.

– Пока не стоит, – ответил Бориска. – Вот, когда снова уснёт, подойдёшь и охлобучишь! «Егорушка»

 

Здрасте! Как же это получилось? Кто ответит? Остаётся лишь следить за событиями.

Порошил мелкий снежок. Гулял промозглый ветер. Михей поёжился. Он с беспокойством обернулся. За стеклом двери мирно сидел Егор, уставясь в невидимый голубой экран. Михей боязливо ступил на асфальт, с повышенным вниманием осмотрелся по сторонам, трусцой пересёк снежную целину автомобильной стоянки, открыл дверцу тягача-мастодонта, вспрыгнул на ступеньку, ещё раз огляделся и залез в кабину. Он захлопнул дверь, заблокировал замки, завёл двигатель. Через пять минут едва прогретый рефрижератор, фырча и гудя, надрываясь огнедышащим нутром, вырулил на трассу и, разрывая светом фар мглистую ночь, скрылся в направлении Ярославля. «Хроники частного сыска»
Михей и Николай Сергеевич осторожно осмотрелись… и им тоже стало казаться, что в помещении стало на несколько градусов меньше. Хотя огонь в камельке горел, исправно подготавливая новую партию углей для шашлыка, а куры в гриле совершали свой неторопливый вальс. Однако больше не пахло столь же резко и насыщенно жареным мясом, а пахло свежим ветром и прелым листом… — осенью. Все, кто присутствовал в это время в помещении, тоже, как по команде, одновременно, замолчали и, в установившейся тишине, послышалось:

— Боже мой, бо-же-мой… — Это, в самом тёмном углу, на другой стороне залы, зашептала какая-то женщина, одетая во всё чёрное. «Хроники частного сыска»

На трёх мальчиков смотрела помятая небритая физиономия со всклокоченными волосами – глаза дико блестели. Перевязанные запястья были красными – это, видимо, мужик пробовал освободиться, разорвав или содрав верёвки. Он сидел, вытянув перед собой ноги. Между ляжек валялась бутылка: вчерашних остатков бывшего в ней самогона не было. Пахло прелой травой, перегаром, рвотой и мочой.

– А-аааа… – прохрипел Жора. – Это вы, шпана проклятая. Развязывайте, сволочи!   «Егорушка»

 

Удивительное дело! Что же будет дальше?

Поддержать автора